14:40 

И снова ... сон с 5 на 6 октября 2014

NatashaNosferatu
Хочу измениться в лучшую сторону так, чтобы все а**ели.

Я была экспериментальной моделью андроида-человека, разработка которого был необходима для каких-то военных целей.
Собственно, создавали меня только для того, что проводить опыты над людьми было нельзя. А вот надо мной (так как я изначально не являлся человеком) было можно.
Целью эксперимента было усилить скорость человеческой регенерации до предела без каких-либо нежелательных последствий.
Работал надо мной в основном один гениальный учёный, сильно напоминавший мне при пробуждении Маюри Куротсучи. Помогала ему довольно сообразительная и юркая ассистентка, которая бесконечно его раздражала. Сам он ещё больше бесил всех остальных, но он мог себе это позволить - уровень интеллекта позволял.
Надо сказать, что некоторые мои качества были созданы специально: к примеру, то, что я был мужчиной (или скорее 19-ти летним тощим пацаном), объяснялось тем, что примерно 19-ти летние пацаны в армию и набирались. Наверное, шла война. Или только собиралась начаться...
Волосы у меня были лишены красящего пигмента. Та же фигня была с кожей и глазами. Ибо наличие пигмента никак не влияло на регенерацию. В итоге я был счастливым обладателем бледной, почти прозрачной, кожи, красный радужек и длинных белых волос.
С длинной волос, кстати, пришлось помучаться: стоило только начать усиливать естественную регенерацию - как волосы и ногти тут же принялись расти с ужасающей скоростью. А это, как Вы сами понимаете, было нежелательно. Но с механизмами остановки такого роста быстро разобрались, и даже научились задавать необходимую длину и укреплять всё это в разы. Не знаю, почему мне оставили шевелюру до пояса и ногти, чуть длиннее, чем надо - но факт оставался фактом.
Говорить и соображать (а так же обладать каким-то запасом памяти) я был обязан на уровне всё тех же новобранцев (дабы максимально приблизить экспериментальную модель - меня - к реальности). Только знаний по географии мне не полагалось, чтоб не смог сбежать, и интернетом (да и любой техникой вообще) я не умел пользоваться примерно из-за того же.
Я бы мог ещё долго расписывать, что я чувствовал, что умел делать, кого боялся и чего хотел, но суть совсем не в этом.
Смысл в том, что то ли начавшаяся война так быстро дошла до нашей лаборатории, то ли мой проект (и меня вместе с ним) решили прикрыть, но после серии каких-то взрывов передо мной появилась ассистентка моего учёного и с разбегу выплеснула на меня кислоту. К слову, болевые рецепторы мне отключить не удосужились. И пока я соображал, что это было и что мне вообще теперь делать, она полила меня чем-то горючим и подожгла.
Шоковое состояние усилилось, мозг усиленно был тревогу, а я отходил от неё к противоположной стене и туповато следил, как горящая кислота проедает мясо на ноге до искусственных металлических костей... Время словно замедлилось, вроде всё это было не со мной, а с кем-то ещё, там, на экране монитора... Помню, как сполз по стене и, подняв голову, краем глаза увидел моего вбежавшего учёного... А потом меня накрыла темнота. Из которой меня вырвали бесцеремонно и очень скоро.
Я очнулся на руках у своего учёного. Он куда-то меня нёс, и причём быстро. Сзади полыхала наша лаборатория, в которой я провёл столько ужасных часов своей недолгой жизни. Ассистентки видно не было.
- Что случилось? Куда мы? - я пытался сконцентрировать взгляд, но получалось плохо, и перед глазами кружилось что-то размытое.
- О, ты пришёл в себя. - он остановился, поставив меня к стене и отступив на шаг, критически окидывая взглядом масштабы трагедии. Моё зрение наконец-то решило мне подчиниться, и я разглядел его лицо: брови сошлись на переносице, глаза лихорадочно бегают по мне, уголки губ подрагивают в напряжении. Должно быть, я выгляжу чуть более, чем ужасно. Я - незавершённый эксперимент, но регенерация моя за пределами человеческой.
- Сейчас, - я закрыл глаза, откинул голову назад и попытался расслабиться. Самовосстановление - сложный процесс, и в моём случае им можно было управлять. Что я и попытался сделать.
Глаза учёного поползли вверх, кода буквально за минуту я восстановил всё своё тело. Заметив мой усталый взгляд, он понял, чего мне стоил такой фокус.
- Не знал, что ты так можешь.
- Я и сам не знал, - улыбнувшись, я стал сползать по стене. Меня поймали сильные, знакомые руки.
- Надо найти тебе другую одежду. На нас напали, и эта дура оказалась их шпионом. Если б я не успел, она бы грохнула своими кривыми руками результат всей моей жизни! - а я было уж подумал, что он может испытывать какие-то человеческие чувства... Но я всё равно не мог на него злиться. Я никогда его не ненавидел, несмотря на всю причинённую мне боль. Он почти был моим отцом. Я почти... почти любил его. И не смотря на всю абсурдность ситуации, мне нравилась эта случайная близость, эта странная забота, с которой он тащит меня на своих руках. Меня привлекал его голос, я слушал и не понимал смысла слов. Наверное, это последствия быстрой регенерации?
- Одевайся. Быстро. - меня бесцеремонно швырнули в кучу чистых униформ. А, значит мы в прачечной.
- Ты должен бежать. После я найду тебя, но сейчас я не могу идти с тобой. Кто-то же должен сказать начальству, что ты то ли слинял, то ли тебя выкрали.
- А что с ней? - это я про ассистентку. Мы уже шли к дыре в заборе, проделанной то ли танком, то ли снарядом. Здание за нами пылало и я беспокоился за своего спасителя - ведь только мне не были страшны высокая температура и угарный газ... Он окинул меня презрительным взглядом:
- Я её убил.
Да, а что он ещё должен был сделать? Я и сам вполне мог бы догадаться. Он остановился у самого леса. Развернул меня к себе за плечи. Заглянул в глаза.
- Ты пойдёшь на запад. Туда. И не будешь выходить из леса, чтобы не попадаться людям на глаза. Обходи песок, не оставляй следов. Как можно чаще переходи ручьи, или иди по ним как можно дольше. Там будет хвойный лес, полностью состоящий из елей. Оставайся там, я заберу тебя чуть позже.
- Хорошо... - я не хотел уходить без него. Я столько всего хотел спросить. Почему он так верит, что я дойду? Что не сбегу куда-то? Зачем так волноваться за того, кого можно создать заново? И почему мне так хочется его обнять?...
Он всё ещё смотрел в мои глаза. А потом притянул меня к себе.
Понятия не имею, сколько вот так вот, в обнимку, мы стояли там, как два придурка. Я таки обнял его в ответ. Хоть бы это никогда не заканчивалось...
Но он разомкнул кольцо рук, и сказал:
- Иди.
- Да. - я опустил голову, но ту же вскинул её обратно - Я...Я волнуюсь. А что, если они тебя убьют? Что тогда делать мне? Я же ничего не знаю. Как же...
- Меня сложно убить, если ты не заметил. - он так улыбнулся. И это небо за ним, посыпавшее пеплом, и этот огонь за его спиной...Я почти перестал дышать. - Я приду за тобой. А теперь иди, а о моё отсутствие заметят. Всё будет...хорошо.
Я рассеянно кивнул, и уже почти повернулся, как меня поймали всё те же руки, а шею обожгло горячим дыханием:
- Не бойся. Верь мне.
И я таки развернулся обратно. И, кажется, даже поцеловал его. Это его позабавило, и он даже ответил...
А потом я долго бежал через лес, не разбирая дороги.
Один раз я случайно вышел к людям, испугался этого и попытался спрятаться за горохом. Наверное, это был чей-то огород. И пока я нервно ждал ухода людей, руки так же нервно выковыривали горошины из стручков. Оказывается, я хочу есть.
- А что это ты делаешь? И зачем ты кушаешь траву? - слева появилась маленькая девочка, чем немало напугала меня.
- Я прячусь, - зашептал я.
- Ааа! Прятки! Знаю. - так же заговорчески зашептала моя случайная знакомая.
- И это не трава, это горох... - я рассеянно разжал руку, в которой валялось несколько горошин.
- Ой, - глаза девочки округлились, - а я и не знала, что они там прячутся...
Наверняка родители кормили её сразу очищенным, и она просто не успела увидеть горох в стречках. При мысли о родителях меня охватила смутная тревога.
- Иди скорее к родителям! А то они ...эээ.. помешают мне играть в прятки. Ты же не хочешь, чтобы мне мешали играть? - я с надеждой посмотрел в большие голубые глаза.
- Конечно я не хочу! Я сама терпеть не могу, когда мне мешают играть! До встречи! - и она ушуршала в сторону голосов, оставив меня наедине с горохом.
Я облегчённо вздохнул. Меня не нашли.
Вообще я понимал, почему он просил меня не попадаться людям. Длинные, белые волосы и красные глаза - слишком запоминающаяся внешность для окраины небольшого города...
Что было дальше - я бы помнила, если бы встала сразу по будильнику, а не решила его переставлять несколько раз на попозже.
По-хорошему эту историю можно вручную дописать.
Хе-хе, вот начну дописывать - и напишу целую книгу)




@темы: Я, сны

URL
   

NWorlds

главная